Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks

Исследуем азарт. Игра с точки зрения науки

Известный исследователь Макс Вебер выделял следующие типы социальных действий: традиционное, ценностно-рациональное, аффективное, целе-рациональное, причем последнее, по его словам, в реальной жизни практически не встречается. Правда, он рассуждал о методах понимания социальных действий так, как если бы они были сводимы к необходимости конструировать эти рациональные действия, возможные в случае очищения реальных действий от аффективных, традиционных или ценностных окрасок. В этом случае такие конструкции поддаются объяснению с позиций формальной логики, одинаково трактуются различными исследователями и, в конечном итоге, их легче предсказать. Экономисты приняли и переработали идеи Вебера о выявлении рационального из повседневной жизни людей. К примеру, Г. Беккер в статье "Экономический анализ и основы человеческого поведения" в качестве базы для рационализации человеческих поступков предлагает "максимизацию богатства или функции полезности", утверждая, что с ее помощью возможно объяснить любое поведение человека - и даже романтическое. Иными словами, современный человек - это человек экономический, поэтому его и нужно объяснять экономическими понятиями.

Несмотря ни на что, до сих пор в жизни общества не всё можно описать только терминами экономики - к примеру, как экономист должен объясняет понятия "удача", "везение", или "риск". Каким образом эти явления можно объяснить с позиций рационализаторской модели, попробуем проследить на примере игры в казино.

В чем состоит проблема

Долгое время сфера азартных игр была лишь частью других явлений в жизни общества: государственных лотереях, пополняющих казну, спекулятивных техниках, предпринимательской деятельности, принудительном страховании и тому подобное - об этом можно прочитать в исследовании Р. и Г. Бреннеров "Gambling and Speculation: A Theore, a History and a Future of Some Human Decisions" 1990 года издания. В современном же обществе азартные игры выделились в отдельную сферу - сферу досуга, а игра на бирже стала частью бизнеса высоких рисков.

В казино (и другие азартные игры) играли не только на Западе, но и на Востоке. Успех азартным играм приносят две взаимоисключающих друг друга составляющих азарта - абстрактность теории вероятности и эмоции, адреналин, которые испытывает любой человек, занятый азартными играми. Несмотря на культурологическую универсальность казино, отношение к нему в различных обществах заметно отличается друг от друга.

В России история казино крайне недолгая - всего лишь последние лет десять. Но история азарта, игорные традиции существовали еще в XIX веке, их описывали классики русской литературы - Пушкин, Достоевский, Куприн… Эти два факта помогут понять своеобразие именно российского казино. Несмотря на давние культурно-исторические формы российского азарта, как отдельный вид досуговой деятельности казино сформировались лишь недавно и еще не заняли своего места в экономике и культуре России.

Исследуем проблему

Само понятие азартной игры, в том числе в казино - сложное социокультурное явление, и его можно рассматривать с точки зрения различных гуманитарных дисциплин: философии, культурологи, социологии, психологии, экономики. Специфика исследования объясняется особенностями самого объекта. С позиций социолога казино - это сложное социокультурное образование со своими особенными субкультурными составляющими (свои нормы, стереотипы, ценности, особенности мотивирования) и способами взаимодействия с общественной культурой. Социолог сможет проанализировать такие вопросы, как, например, уровень престижа азартных игр в качестве досуга в том или ином микросообществе либо логическая рационализация соотношения затрат на игру (выигрыши и проигрыши) с заработками в обыденной жизни, а также способы получения удовольствия в ходе азартной игры.

Игру в казино формируют определенные действующие силы. В этой статье мы решили проанализировать деятельность игроков, в частности то, как они субъективно воспринимают игру, каким образом мир казино становится для них реальностью. Способами данного анализа нам послужило описание взаимодействий культурных и субкультурных элементов, которые определяют их идентичность и деятельность, которой они заняты. Игру мы планируем рассматривать на двух уровнях: как ситуацию игры, где имеют значение ставки с последующими проигрышами или выигрышами, и как некое социокультурное пространство, где наряду с денежными ставками действуют также и другие социальные мотивы.

Половозрастная характеристика субъекта исследований

Применительно к игроку мы предпочитаем местоимение мужского рода, так как женщин в казино значительно меньше (не больше 10 процентов от общего числа играющих). Как правило, женщины могут играть либо на свои деньги, либо на деньги спутника. Нас же главным образом мы изучаем игроков, вкладывающих собственные средства в игру - таким образом, доля интересующих нас женщин становится еще меньше (возможно, не более трех процентов). Отсюда можно сделать вывод, что в России казино пока что сугубо мужская прерогатива, поэтому описывая среднего игрока именно как мужчину, мы не только следуем правилам русского языка, сколько отражаем реальную картину, сложившуюся в действительности.

Основные термины

Главное, основополагающее понятие, разумеется, "игра". Это понятие имеет давнюю историю и в литературе по социологии и культурологи встречается очень часто (к примеру, существует такое направление в этих науках, как драматический подход). При этом исследователи рассматривают игру как естественную форму жизнедеятельности, что, видимо, и послужило причиной недостаточности описания культурных и социологмческих аспектов игры в соответствующей научной литературе. Наиболее известна в этой области книга Хейзинги "Человек играющий", рассматривающая игру в широком культурологическом плане (Хейзинга И. Homo ludens. В тени завтрашнего дня. М.: Прогресс, 1992), причем определения, данный Хейзингой, мы можем использовать как рабочие при описании азартных игр, в которые играют в казино.

Каковы же составляющие игры?

Хейзинга утверждает, что игра старше культуры, ведь мы можем наблюдать игры и у животных. Таким образом, можно сказать, что игровая деятельность является одним из фундаментальных составляющих самой человеческой личности. Не стоит также забывать, что в любой игре присутствует свой смысл и свои правила, выводящие игру за пределы сугубо биологического на иной уровень, антропологический или культурологический. В игре, таким образом, сливаются воедино культурные и биологические аспекты, рацио и инстинкт, естественные и цивилизационные моменты. Следующим шагом у Хейзинги выступает выделение приз

наков игры. Во-первых, один из признаков игры - свободная деятельность. Он пишет, что любая игра не терпит приказов, иначе она уже не является игрой. Благодаря своему свободному характеру игра способна выйти за рамки сугубо природного процесса. Далее он замечает, что игра не является обыденной жизнью и вообще жизнью как таковой. Игра знаменует собой скорее выход за рамки этой жизни в такую сферу деятельности, которая имеет свою значимость и свою направленность. Игра есть нечто временное, преходящее, она самоценна сама по себе, одним фактом своего существования. Временный характер игры подразумевает наличие временных и пространственных границ игровой деятельности, что значительно облегчает восприятие игры как целостного феномена, культурной формы. И наконец, нельзя забывать о правилах, без которых игра разваливается, теряет свою ценность. Игра возможна там, где существуют безусловные, заранее оговоренные правила - либо единые для всех, либо собственные для каждого участника. Именно правила - это стержень любой игры, задающие характер и ход игры - ее завязку, развитие, кульминацию и развязку.

Основываясь на теории Хейзинги, мы будем рассматривать игру как вариативное явление. В зависимости от разработанности и разветвленности правил существуют как бы два полюса, основных типов игр. Один из них - это игра, где правила минимальны и зачастую возникают прямо в ходе игры, необходимо реагировать на постоянно изменяющуюся ситуацию. Результат данной игры предсказать невозможно и всякий раз зависит от изначальных условий и ситуаций, возникающих в ходе игры. Это понятие адекватно отражает английское слово "play" (если руководствоваться словарем современной западной философии, статья "Игра").

Другая крайность - игра-мистерия, игра по заранее заданному сценарию. Можно сравнить такую игру с постановкой уже известной пьесы, где мы следим не за смыслом, а за воплощением идеи. К таким играм относятся демонстративные презентации, отрепетированные выступления, ритуалы. Здесь существует множество правил, жестко регламентирующих каждый нюанс. Субъект лишен здесь возможности спонтанного реагирования, и основная задача - придерживаться сценария. Такому понятию соответствует английское "game".

Критерий, регламентирующий полноту и разветвленность правил и наличие сценария - один из векторов формирования социальной игры, а также социальной идентичности игроков, являющихся субъектами игры. Одни игры более привычны для "общественности", другие - менее, но каждая игра предоставляет личности множество ролей, масок, а также возможность перехода к другой игре.

Рассматривая следование правилам применительно к азартным играм, мы предполагаем, что как раз казино и является местом, где обыденный сценарий социальной жизни перестает работать, где можно выплеснуть давно сдерживаемые желания. В этом контексте казино может рассматриваться как место вечного карнавала (тех, кого заинтересовало понятие карнавала применительно к социальной жизни общества, мы отправляем к трудам Бахтина М.М. и G. Batalle), то есть такой площадки, где можно на время отойти от предписанных обществом правил поведения человека, отказаться от догмата рациональности каждого действия. В этом мире не действуют установленные законы и нормы поведения, там можно побыть "кем-то еще", кто давно хотел выйти на свободу. Здесь капитулирует обыденная, знакомая до мелочей жизнь, выпуская на свободу будущие страсти человеческой личности.

Следующим ключевым понятием является "удача". Азартные игры тем и отличаются от других, что в них присутствует момент везения, а для других важен результат, зачастую предсказуемый. По мнению Т. Веблена, необходимой характеристикой настоящего, азартного игрока является именно вера в удачу, истоки этой веры, как он полагает, зародились еще в доисторические времена, когда господствовала так называемая хищническая культура. Ученый противопоставляет современный тип восприятия мира - рациональный, четко просчитывающий все причины и следствия поступков и событий - иррациональному, анимистическому, когда человек одушевлял окружающий мир и наделял его способностью влиять на события. Он полагает, что "Вера человека, наделенного спортивным темпераментом, в случай и удачу (иначе говоря, в причинную обусловленность случайного) является рудиментарным анимистическим чувством" (см.: Веблен Т. Теория праздного класса.- М.: Прогресс, 1994).

Веблен также пишет: "Вера в удачу - в простой форме - не что иное как инстинктивное ощущение некой загадочных телеологических "взаимосвязей", присущих предметам либо ситуациям. Эта вера наделяет вещи и события "предрасположенностью" к тому или иному событию, вне зависимости от того, случайно оно происходит или человек стремится к нему, желает именно его. От этой стадии простого анимизма вера в удачу развивается в производную стадию - иначе говоря, веру в сверхъестественные силы, способные оказать свое действие посредством материальных предметов, которые связаны со сверхъестественным ассоциативной связью, пусть и нет их отождествления".

В азартных играх весьма велика роль случая, именно поэтому здесь так процветают суеверия и приметы, разного рода талисманы. Невозможность просчитать, Выпадет нужная комбинация или нет, потеряет игрок все деньги или, наоборот, уйдет с большим выигрышем, провоцирует игроков на веру в нечто непознаваемое, вращающее колесо фортуны. "Как только начинается игра, казино непостижимым образом оживает, обретает свое неуловимое сознание. Одни пытаются бороться с ним, другие - умилостивить. Но от кого зависит выигрыш игрока? От шарика рулетки? От удачи? От судьбы? Неизвестно…" (так признался один из игроков).

Соперничество - вот еще одна характеристика любой азартной игры, наличие в ней победителей и побежденных. Если речь идет об игре в казино, то либо побеждает в ней игрок, и получает выигрыш, либо казино забирает себе ставку игрока. Согласно теории Веблена, именно соперничество является показателем хищнического характера игры. Здесь важно "желание победить любой ценой - иными словами, стремление добиться превосходства ценой поражения соперника" (там же). Таким образом, мы видим, что игру характеризуют противоречащие друг другу черты: с одной стороны, свобода участия/выхода игрока, с другой - проявляющееся через "насилие" соперничество, через разграничение игроков на хищника (победителей) и жертвы (побежденных).

Наконец, еще одна немаловажная характеристика азартной игры - разумеется, деньги. Кроме того, что деньги сами по себе выполняют множественные функции в обществе, они в казино приобретают дополнительные культурные измерения. Начнем с того, что деньги в казино - это особые деньги, "деньги-для-игры" (или фишки). Выходя из казино, вы можете обменять свои фишки на реальные деньги. Таким образом, приходящие вам в игре (в случае выигрыша) деньги достаются почти без усилий, валятся с неба - можно сказать, это дар небесный.

Далее, особые, "игровые" деньги в казино ведут себя по-особому. Конечно, и в реальности чем больше у вас денег, тем лучше вы себя чувствуете. Но количество фишек (игровые эквиваленты денег) в казино становятся субъективным мерилом азарта, свободы, адреналина, они связаны с вышеупомянутым духом соперничества. Веблен пишет: "пропорционально количеству поставленных денег выигрыш победителей оказывается более весомым, а потери проигравших - более позорными" (там же). Отметим также и тот факт, что деньги - это показатель статуса игрока в обществе. Когда игрок демонстрирует суммы, которые он готов потратить на игру, и объявляет ставки соответственно этому количеству, он тем самым обозначает свой статус (в жизни таким маркером служат вещи, окружающие своего хозяина). Социальная дифференциация подчеркивается в казино наличием фишек различного достоинства, ставок, а также существованием столов и даже залов для игроков разного уровня обеспеченности. Игрок, выбирающий дорогой зал, тем самым позиционирует свою платежеспособность.

"Не понимаю. Совершенно. Приходит парень с улицы, в жутких ботинках и протертых джинсах, идет в приват-зал и спокойненько спускает там сто тысяч баксов. Откуда они у него? Вот этого я до сих пор не пойму" (признается официантка в казино).
"- Мои друзья тоже бывают в казино. Но не здесь, не в Голден Палас. Это для них несолидно.
- Но вроде бы здесь тоже есть VIP-зал?
- Ну да, есть. Но пойми, если их тут увидят, их примут за лохов каких-то… Не, для них это не катит" (разговор двух игроков).
Наконец, все манипуляции с деньгами в казино словно покрыты туманом, замаскированы - сами деньги в зале просто исчезают. На их замену приходят фишки, своеобразный денежный суррогат, тем не менее, исправно выполняющие денежную функцию - подчеркивать иерархию статусов игроков. "В казино нет такого понятия - деньги. Здесь всё оценивается фишками - сигареты, напитки, так как прежнюю денежную цену эти товары теряют" (из разговора с игроком). Объявление новой функции денег через смену денежного стандарта имеет немаловажную экономическую роль. В частности, фишки как мерило азарта отвлекает игрока от осознания их ценности. К примеру, игрок может радоваться от своего последнего выигрыша - его праздник продолжается. И только потом он понимает, что в итоге проиграл больше.

Теперь давайте поместим все вышеописанные понятия в мир, где они существуют - в казино. Этот мир представляет собой также поле приложения двух противоположных, но сбалансированных между собой сил. С одной стороны, клиенты приходят сюда, чтобы получить свою дозу отдыха, это карнавал, где каждый игрок - главный герой своего собственного спектакля. С другой же стороны - это жестко структурированный персонал, контролирующий проявления спонтанности посетителей казино путем строго соблюдения правил, принятых в заведении.

Все люди в казино принадлежат к трем лагерям: игроки, не-игроки (спутницы, приятели, компания) и над-игроки (персонал казино). Главный персонаж - это, несомненно, игрок. Их присутствие - залог существования "праздника" в казино. Не-игроки - или друзья и приятели - пришли в казино не для того, чтобы играть. Вы можете сказать, что они - бесполезный балласт. На самом же деле это свита - нематериальный показатель статуса игрока, его возможности манипулирования досугом своих знакомых.

"К нам часто приходит один персонаж. Он - директор крупного предприятия, магнат, и очень богатый. За ним еще телохранители ходят. Он голубой и постоянно он приводит с собой мальчиков. Выставляет их напоказ - вот, глядите, какой я, кто со мной пришел. Прилюдно кормит их, гладит, не стесняясь. Красивые ребята, а сам тип неприятный, рыжий. Просто противно смотреть - если человек богатый, он покупает себе все что захочет" (вздыхает официантка в казино). Встречаются и независимые не-игроки.

"Приведу два примера. Во-первых, приходит девушка. Обычная, одета не роскошно - понятно, что пришла не затем чтобы снять кого-нибудь. Она подходит к какому-нибудь игроку и начинает сопереживать его игре - огорчаться проигрышам, радоваться, когда он выиграет. То есть становится "близким" человеком, поддерживающим игрока в его игре. Другим на него наплевать, а ей - нет. Он может подарить ей фишку-другую с выигрыша - пускай тоже поставит, но она не хочет играть. После она обналичит эти фишки. Потом точно так же идет к следующему игроку и "работает" дальше.

Так поступают не только девушки, встречаются и парни. Молодой человек помнит всех своих знакомых по казино и при встрече радостно приветствует, называя по имени. Пусть даже этот знакомого здесь уже полгода не видели. А еще он помнит все его привычки и напоминает об этом: "А что, ты все еще предпочитаешь ставить на комбинацию красные и большие?" Таким образом, он сразу становится лучшим другом для этого клиента, пока тот не уйдет" (из разговора с игроком). Роль над-игроков, я думаю, очевидна - обеспечивать возможность "карнавала" каждому посетителю. Они имеют четкую иерархию - дилеры, менеджеры, администраторы.

"У нас администраторы за всем следят - за стойками менеджеров стоят мониторы, а в зале понатыкано видеокамер. Вот они и сидят, следят за порядком, как дилеры с официантками работают. Если замечают, что ты ошибешься, то звонят боссу, тебя вызывают к главному администратору и говорят: "Тогда-то и в том-то вы ошиблись, будьте внимательней" (из разговора с официанткой).
Задача менеджеров состоит в контроле над денежной прибылью. Они выполняют свои обязанности, наблюдая за тем, как клиенты играют, каковы их финансовые возможности, пытаются привлечь в казино крупных игроков.
"- А может менеджер следить одновременно за несколькими игроками? - Ну да, это же их работа. Допустим, приносишь чек на подпись менеджерам, а они между собой переговариваются: "Маловато он сегодня принес, всего-то штук тридцать. Можно за ним и не следить" (из разговора с официанткой).

Игра: меняем маски

Обстановка в казино, начиная с крыльца (яркая иллюминация, красивая вывеска, атмосфера веселья и роскоши), помогает посетителям забыть об обыденных заботах и погрузиться в мир праздника, где он сможет забыть о себе-повседневном и стать собой-праздничным. Здесь он вполне законно становится "просто другим человеком". Он снимает с себя одежды рациональности, эмоциональной холодности, невозмутимости, необходимые в профессиональной деятельности, и окунается в мир страстей, мир, где властвуют хаос, интуиция и Госпожа Удача.
"Казино - это "ма-аленький такой дурдомчик". Любой респектабельный человек, попав в казино, преображается так, что его не узнать. Горящие глаза, ни о чем думать не хочет… Вспоминается Данте с его "Забудь о… как там было, не помню… всяк сюда входящий" (из разговора с игроком).

Подобная смена личин в научной литературе рассматривается обычно с точки зрения психологии - иными словами, декларируется предрасположенность человека к азарту. Психоаналитик прошлого века Ш. Ференци (Ferenczi S. Further Contributions to the Theory and Techniques of Psychoanalysis. New York: Norton, 1926), называет страсть к азартным играм и на фондовой бирже "затянувшимся желанием инфантильного всемогущества". Он считал детей не послушными ангелочками, а всемогущими существами, ибо им подчиняются послушные взрослые. Дети сильны потому, что не осознают, насколько они слабы и уязвимы, и лишь со временем они постигают границы собственных возможностей. Быть взрослым - означает не только знать, что мы можем делать, но также и осознавать собственную ограниченность.

"В казино чаще ходят те, у кого проблемы с собственным "Я", неудовлетворенность собой. Псевдореализация уязвленного самолюбия прекрасно осуществляется при помощи острых ощущений - риска, стремления побороться с судьбой. Если ставишь крупную сумму, сначала в душе ты замираешь, а затем - либо взлет, либо падение. Мужчины способны испытывать подобные яркие переживания также на войне, когда рискует собственной жизнью. Но по крайней мере, казино предпочтительней потому, что здесь угроза жизни минимальна. Если ты мало дрался мальчишкой, как я, ты дореализовываешь потребность в адреналине здесь, в казино" (из разговора с игроком).

Границей, отделяющей обыденный мир от праздничного, является касса, где обыденные деньги меняют на местную валюту - на фишки. Деньги здесь как бы частично замещают личность игрока - и, расставаясь с ними и получая фишки, игрок одновременно меняет частичку своей личности на личность игрока.
Как и в остальных сферах жизни, деньги игрока имеют четкую структуру. Первоначально игрок строго определяет сумму, которую он готов потратить на игру, и больше на фишки не обменивает. Количество фишек символизирует ту границу, за которую он не хочет заходить в самоотождествлении своего "я" с "я-игроком". Однако - игра идет, страсти бушуют, и наконец Рубикон перейден. Игра все больше захватывает посетителя, и он идет менять оставшиеся деньги.

"Любой игрок во время игры испытывает чувство вины. Он отлично понимает, что деньги, что он тут тратит, лучше бы вложить в какое-нибудь более важное дело. Да и вообще - не бывает денег на игру, они всегда находятся за счет денег на другие расходы". (из интервью с игроком).

С течением времени игра все более завораживает, превращая посетителя в "я-игрока". Минус азартных игр в казино состоит в том, что на стороне заведения всегда оказываются теория вероятностей и статистика, что не улучшает положения игрока. Любой игрок пытается бороться против Случая, когда все работает не в его пользу, не в пользу человека, и неизбежно проигрывает. Сознание поражения провоцирует игрока на взятие реванша, все глубже загоняя его в замкнутый круг поражение-ставка-поражение. Вырваться из этого круга способен далеко не каждый. Таким образом, статистическое превосходство проигрышей над выигрышами ставят перед человеком следующую проблему: как соотносится труд по зарабатыванию денег с их стремительными тратами? Возможно ли оправдать такое положение вещей?

Выход из игры: постоянство личности

Давайте подумаем, существует ли оправдание расходов на азартные игры с точки зрения экономики? Чем игрок может объяснить подобное времяпрепровождение? Для ответа на эти вопросы необходимо выйти за рамки игры, чтобы оценить ее контекст. Так ли сильно отличаются механизмы функционирования игры от закономерностей протекания обыденной жизни? Что заставляет игрока включать азартные игры в свою жизнь?

С первого взгляда личность игрока отличается от той, что требуется для успешной работы и повседневных забот. Игроки зачастую ведут себя в казино иррационально, свято веря в свою счастливую звезду и совершая иррациональные поступки. Тем не менее они чувствуют, что принадлежат к особой касте - касте "игроков казино". Это достаточно высокий статус, чтобы оправдать все свои денежные потери.
В отличие от рабочего пространства, жизнь игрока проходит на людях, на глазах других игроков. Клиент приходит в казино не только для игры, а еще и для того, чтобы "других посмотреть, себя показать". Социальный статус игрока демонстрируют не вещи, которые окружают игрока, а сами деньги (в данном случае - фишки), которые он готов проиграть, и само поведение - насколько мужественно он готов с ними расстаться. Каждый игрок, несмотря на принадлежность к сообществу "бойцов с казино", ведет свой непримиримый бой на глазах у остальных посетителей.
Азарт объединяет игроков, но тем не менее, каждый играет по своей собственной стратегии. Их можно разделить на следующие типы.

1. Игрок, пришедший сюда заработать. Любой выигрыш такие игроки считают своим доходом (бывает, что основным). Именно этот тип описан в книгах (Dowries D., Davis В., David M" Stone P. Gambling, Work and Leisure. London: Routledge, 1976), в которых авторами доказывается экономность и расчетливость игроков. Такие люди осторожны, бережливы и аккуратны.

2. Игроки, пришедшие поразвлечься. "Приходят поиграть, не скупятся на чаевые. То есть и себя покажут, и других посмотрят. Выкинуть несколько тысяч баксов - для него это пустяк" (из разговора с официанткой). Такие люди достаточно преуспели в жизни, а игра в казино - добавочный бонус к своему статусу. Принадлежность к "игрокам казино" обеспечивает им уважение персонала.

3. Игроки, играющие по-крупному. Именно для них создаются VIP-залы и private-залы. Там они в полной мере могут испытать азарт от крупных ставок, от большой игры.

Поведение также немало может рассказать о психологии игрока. Если человек работает начальником, то привычки большого босса у него остаются и за пределами офиса. Он точно так же может сорвать свое недовольство как на подчиненном, так и на крупье - кто платит, тот и заказывает музыку.

"- Что изменилось, когда ты устроилась работать в казино?
- Я сильно изменилась. Сама я не замечаю, но кто меня давно не видел, говорят, что я стала агрессивнее. Наверно, это из-за работы, когда либо тебя норовят ущипнуть, либо пьяный болван туда-сюда гоняет. А ничего не попишешь, клиент всегда прав. Надо улыбаться, даже если тебя обзывают по-всякому. Люди приходят проигрывать свои деньги, большие деньги. Ходит к нам мужик один, армянин, что ли, видно, что не русский. Карта у него наша есть. Господи, как он матерится! Бедные дилеры, мне их так жалко!
- И что, никто ему ничего сказать не может?
- Нет, это не принято. Девушек оттуда почти выносят.
- А почему такие правила, вам объяснили?
- Да и так понятно.
- То есть для казино важно выжать из посетителя все деньги, которые он может проиграть?
- Ну да. Пусть ведет себя как хочет, главное чтобы ему было хорошо. А если видят, что человек максимум баксов двести проиграть может - так бывает, выводят. Есть у нас специальная зеркальная комната, туда выводят гостей, нарушающих порядок. Если уж вывели, то на какой-то определенный срок - такие порядки" (из разговора с официанткой).

И, что немаловажно, посещение казино придает человеку дополнительный вес. Рассказы друзьям, иногда коллегам и партнерам по бизнесу, о том, "работают" на репутацию такого "героя". Опять же, только стопроцентный глава семьи способен позволить себе такие эскапады - это один из способов показать, "кто в семье главный".

Соотношение плюсов и минусов, рациональных доводов и моральных преимуществ "уравновешивают" для игрока преимущества и недостатки игры в казино. "Когда я иду домой в шестом часу утра, то думаю: "Ну и пускай я сегодня проиграл, зато сколько удовольствия получил. Ни о чем не жалею!" (из разговора с игроком).

Что ж, отрывки из интервью, создающие примерный психологический портрет личности "предпринимателя-игрока" в динамике его идентичности - очередная попытка осмысления центрального вопроса для социологической науки - насколько рационально социальное действие. Мы отлично сознаем фрагментарность и незавершенность данного исследования. Считайте эти рассуждения попыткой обратить внимание социологов на нетрадиционные аспекты игры в рамках социальной жизни как основе для последующих научных изысканий.